Старшеклассницы близняшки очень нуждаются в черном конце.

порно рассказы про негров

Старшеклассницы близняшки очень нуждаются в черном конце

Представляем вашему вниманию порно рассказы про негров с возбуждающими картинками к данной истории. Так зрелая женщина по имени Грейс Тейлор съехала с автострады на второстепенную дорогу, ведущую к дому. Она улыбнулась, и подумала «Слава Богу, вот и пятница». На работе выдалась тяжелая неделя, и она с нетерпением ждала возвращения домой. У ее дочерей близняшек, Веры и Надежды, сегодня в школе был сокращенный день, и она обещала вывезти их в город, чтобы вместе поужинать и сходить в кинотеатр. Ее муж, Фрэнк, был далеко на выездном семинаре пасторов Южной Баптистской Конвенции и его три дня не будет дома. Это позволило женской половине семейства Тейлор весь уикенд провести вместе. Конечно, девушки предпочли бы провести время со своими друзьями, нежели со своей старомодной мамой, да еще и с женой пастора, но они должны были сегодня провести некоторое время вместе.

Впереди по пути ее следования, держась за руки, по тротуару шла молодая пара. Проезжая рядом, она взглянула на них. И улыбка медленно сошла с ее лица. Она посмотрела в зеркало заднего вида, чтобы удостовериться в том, что она видела. Девушка была белой, но парень был негр. Она спросила себя… Разве не должны родители этой бедной девушки думать о том, с кем встречается их дочь? Грейс с сожалением покачала головой. Это зрелище стало общепринятым в этом районе. Даже Вера и Надежда, примерно полгода назад, однажды вечером упомянули за ужином, что некоторые черные парни приглашали их на свидание. От возмущения Фрэнк закашлялся и выплюнул еду изо рта. Его лицо покраснело, а на лбу выступили вены. Грейс, успокаивающе, похлопала его по плечу и заверила, что ни одна из их дочерей никогда не встретится с черным парнем.

В прошлом, обстановка была лучше, когда в этой части города не было черных людей: стало меньше преступлений, отсутствовали смешанные пары, открыто дефилирующих по улицам. Первая негритянская семья переехала в город восемнадцать лет назад, когда она была ученицей выпускного класса средней школы. Гигантский, темнокожий Марк Антоний Блэк однажды пришел в школу, и был представлен классу. Спустя год, чернокожих, казалось, как прорвало, и все больше их семей приезжали в город до тех пор, пока соотношение черных к белым не стало 2:3. Грейс была одна из наиболее популярных девочек, и она склонила класс к тому, чтобы черный новичок студент чувствовал себя здесь нежеланным. Она подтрунивала и надсмехалась над ним, отпуская колкости за спиной. Он занимался в течение нескольких месяцев, но вакансия в футбольной команде открылась после травмы у одного из игроков… и Марк Антоний присоединился к команде. Черный парень был настолько умел на поле, что стал общепризнанным, даже популярным, хотя ни одна из белых девушек так с ним и не встречалась. Он преуспел в футболе, но был столь же искусен в бейсболе и баскетболе. К концу сезона он стал местной спортивной легендой. Марк Антоний уехал в колледж на футбольную стипендию, за несколько лет стал профи, и… вернулся назад, чтобы приступить к работе в качестве тренера по футболу и учителя физкультуры, в своей старой доброй Альма – Матер.
Грейс смотрела, как межрасовая парочка удалялась в зеркале заднего вида. Что же такого она нашла в этом парне? Грейс поежилась. В глубине души она знала. Ой, как знала. В глубине души она думала о большом черном члене. Она видела его однажды. И даже прикасалась к нему. Грейс снова поежилась. Она никогда не забудет тот день. И она отмахнулась от неприятных воспоминаний. Подъехав к дому, Грейс замедлила ход. Автомобиль близняшек загораживал дорогу. Отживший свой век ржавый «Шевроле» был припаркован на улице так, что добрая треть машины блокировала проезд. Она медленно двинулась, чтобы объехать ее, и затормозила за автомобилем дочерей. Если этот кусок дерьма на улице не исчезнет в течение нескольких часов, она вызовет эвакуатор.

Грейс вышла из машины и одернула короткий подол платья. Так как осень выдалась очень теплой, она была одета в белое летнее платье и жакет. Она поправила жакет, а затем направилась по дорожке к парадному входу. Большие двойные двери в доме и окна, установленные по обеим ее сторонам имели прозрачное стекло, так что изнутри было легко заметить, кто гуляет во дворе. Сразу же при входе в дом, то, что она увидела, было настолько ужасным и возмутительным, что все, что могла сделать Грейс, это в замешательстве спустить очки на кончик носа и раскрыть рот. На ковре, на руках и коленях, стояли Надежда и Вера. Обе девочки были в своих высоких белых чирлидерских чулках до бедер. На Надежде была задранная вверх розовая блузка, и ее большие голые груди покачивались под ней. На ней отсутствовала юбка, но, по крайней мере, стринги все еще оставались на месте. Вера стояла в противоположном направлении, зеркально отображая положение сестры. Так что голые задницы близняшек были близки друг к другу.
Вера носила красную майку, но в отличии от сестры та была спущена, и прикрывала ее грудь. Ее длинные светлые волосы, как и у ее сестры, были забраны в косички. И также, как и у сестры, на ней отсутствовала юбка, но полоска материи белых стринг была все же видна. Грейс не одобряла их выбор интимного белья и запрещала носить его, но стринги все чаще стали появляться в их грязном белье, и Грейс решил а… пусть близняшки выиграют эту битву. Их отец проповедник взбесился бы, узнав он об этом. Близняшки, судя по всему, выполняли какое-то странное упражнение. Может, кто-то из тренеров по черлидингу заставил их это делать? Они подавали телами назад, пока их задницы, не соединялись вместе, а затем вперед. Их попы то приближались, то удалялись друг от друга… и опять сближались, то удалялись. Ее глаза сосредоточились на этих телодвижениях. Между ними было что-то длинное, похожее на шланг. Нечто черное, что, казалось, как-то соединяло сестер. Грейс мотнула головой. Она зажмурилась. Затем открыла глаза в надежде на то, что привидевшийся ей кошмар исчезнет. Нет! Этого не может быть?!
Грейс подошла к двери, планируя добраться до сути и положить этому конец. Должно же быть этому объяснение? Ее непорочные дочери – христианки не могут иметь ничего общего с секс игрушками. Но они их имели… и куда хуже. По крайней мере, с полдюжины других секс игрушек валялись на ковре вокруг них. Странные шарики на шнурке, розовый и фиолетовый вибраторы, огромный черный дилдо и столь же огромный, телесного цвета, реалистичный пенис на поясе. Нет!!!… прошептала женщина в недоумении. Нет, нет, нет!!!… Грейс понеслась по ступенькам и распахнула дверь.
— Что все это значит? И тут правда обрушилась на нее.
Трое черных парней сидели в ее доме, в ее гостиной, в ее креслах и диване. Все трое были в обуви. Они улыбались, шутили, и вели себя так, как будто они смотрели шоу. Один из них, вытащив свой сотовый, записывал пикантную сцену.
— Мама?!! — воскликнули Надежда и Вера… синхронно добавив:
— О, Боже! Грейс застыла. В их дом, в их частную жизнь вторглись эти трое черных парней. Хуже всего, это не было похоже на ограбление. Это было что-то ими спланированное. Они привезли с собой секс игрушки и для своего удовольствия заставили дочерей заниматься грязными делишками. К сожалению,
паника сыграла с Грейс злую шутку. Она не заметила четвертого чернокожего парня, стоявшего возле двери.
Он шагнул за спину и заблокировал выход. Это был здоровый, мускулистый, симпатичный негр, бывший зэк, с тату на одной руке, одетый в черную футболку с оттиснутым на ней африканским континентом.
— И куда, по вашему, вы собираетесь, прелестная мамуля? спросил он, протягивая руку и хватая ее за лацкан куртки. Он распахнул ее и стал пялиться на грудь.
— Ништяк, сказал он. У нее был идеальный размер доек.
И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, от кого, у ее двойняшек такие же буфера.
Грейс посмотрела на страшного черного громилу, удерживающего ее куртку нараспашку, на выглядящего полным идиотом черного парня с кепкой набекрень, на юного хулигана в свитере команды «Капитал Буллете», на то, как он медленно встал с кресла и отодвинул домашний телефон подальше, и на детину в бондане, белой майке и темных очках. И, наконец, на своих бедных дочерей, по-прежнему соединенных двусторонним дилдо, уже закончивших, и смотрящих на нее, ожидая, надеясь и молясь о том, что они будут спасены. Она не могла добраться до своего телефона, а ее муж на все выходные был в отъезде. Она не ждала никаких звонков или кого-то, кто бы их посетил. Хотя ей и не хотелось этого, Грейс Тейлор все же взглянула на Надежду и Веру и сказала:
— Не волнуйтесь, все будет хорошо.

— Давайте начнем вечеринку, — сказал уголовник, сбросив джинсы.
— Нет, — простонала Грейс, когда увидела полу вставший от возбуждения черный член, болтающийся между ног парня. Он был не менее 22 см в длину и все еще увеличивался. У спортсмена уже был тверд, как камень, и его монстр был не менее 25 см в длину.
У них у всех такие большие!? Африка вывалил свое полено, по колено, и он был толщиной с ее запястье. Грейс закрыла глаза. Эти черные парни имели большие, но она видела и побольше, и даже щупала его. Она провела несколько минут, дроча огромный
черный член, который существовал вопреки всем законам природы.

В тот летний вечер, вскоре после выпускного бала, когда все, кого она знала, через пару месяцев покинут колледж, играли в «правду или желание». Она возражала против того, чтобы Марк Антоний Блэк присутствовал на ее вечеринке, но на тот момент он был столь же популярен, как и Грейс. После того, как она проиграла, было принято решение, что Грейс подрочит у Марка в чулане гардеробной. Она была девственницей и обещала оставаться такой до замужества. Но ее друзья знали, что она уже дрочила у трех парией, и они также знали, что она не пройдет мимо того, чтобы не дотронуться до пениса негра. И они были правы. А затем ее лучшая подруга обмолвилась, что Грейс может использовать резиновые перчатки. Поджуживание и давление сверстников были столь сильны, что Грейс смилостивилась. Марк Антоний, наблюдая за ней, внешне оставался спокойным. Ее глаза сузились, когда ее лучшая подрута принесла резиновую перчатку и открытую баночку вазелина.

Грейс вспомнила свой поход в гардеробную с Марком, как – будто это было вчера. В ней было темно. Она стояла там, ничего не делая, когда послышался звук открываемой молнии. Рука Блэка коснулась ее руки. Она отстранилась от его прикосновения, но успокоившись, позволила руке опуститься на ее запястье. Он подвел свою руку к промежности и она, пальцами в перчатке, обхватила что-то толщиной с руку малыша.
— Что это, черт возьми? Блэк молчал. Она пробежалась своими пальцами до конца этой штуки.
— Это невозможно, — прошептала она, дав возможность своей руке перемещаться от головки пениса, размером с небольшое яблоко, до его основания, что составило 25 см с гаком. Она нанесла вазелин с перчатки на чудовищный член и начала его дрочить.
— Прекрати! — крикнула она, когда рука Блэка начала тискать ее груди.
— Не трогай меня!
Грейс хотела отодвинуться от него подальше, но в маленькой каморке было тесновато. В итоге, чтобы прекратить его посягательства на ее грудь, пока она гладила большой пенис, она оказалась у его ног на коленях. Он изогнулся так, что его пенис нацелился ей в голову.
— Соси его прошипел он, толкнув бедрами. Огромная залупа коснулась ее губ, оставив после себя мокрое пятно и Грейс в ужасе отпрянула назад.
— Перестань! — сказала она.
— Я не делала это своим парням, и уж, тем более, не сделаю Нигеру!!!
Грейс смачно наяривала его член, восхищаясь его длиной и диаметром, склонная поверить тому, что этот огромных размеров член лишь иллюзия, порожденная темнотой. На ощупь его член был теплым. Казалось, что в нем пульсирует сама жизнь. — У тебя такой большой! — сказала она, и пожалела об этом.
— Ты гребанная сучка, Грейс, — прорычал он.
— Сначала я не хотел, чтобы ты прикасалась к моему члену. Теперь я рад, что ты узнала, что такое настоящий мужской член и как он выглядит. уверен, ты полюбишь его, сучка. Грейс вздрогнула. Она получала удовольствие от извращенного способа. В темноте она могла притвориться, что то, что она дрочила не являлось пенисом негра. — Раньше я никогда не дрочила у настоящего мужчины, прошептала она, и он ответил
удивленным мычанием.
-Мне это нравится. Черт, стерва… я знал, что ты захочешь! Грейс улыбнулась в темноте.
— Я люблю его, Марк. Твой черный член такой большой и толстый. Возможно в следующий раз я захочу взять его в рот, чтобы просто посмотреть сколько я выдержу. Я прогуляюсь язычком по головке этого великана.
— Черт, — простонал он.
— Почему не сейчас?
— Я не могу, — ответила она, чувствуя, что его член отек еще больше.
— И после того, как я отсосу у тебя, я захочу, чтобы ты меня трахнул. Мне захочется, чтобы этот большой черный член заполнил мою тугую белую киску так, как никогда не сможет ее заполнить белый мужчина.
Блэк громко застонал.
— Черт, а это торкает. Я собираюсь кончить!
Грейс заколотила в дверь чулана и ее подружка резким рывком открыла ее. Марк и Грейс зажмурились от внезапного света, и Грейс выпустив член, пулей вылетела из чулана.
— Какого хрена? — завопил Блэк. Сначала компания старшеклассников взорвалась гомерическим смехом, медленно сошедшим на нет, когда их взору предстал его огромный член. Грейс продолжала смеяться.
— Никогда ни один нигер не всунет его по ту сторону этих губ и этой киски, — сказала она, оборачиваясь, чтобы впервые увидеть его наяву. Смех тотчас сошел с ее губ.
— Я знал, что он большой, но…, — проворчал Джо, член команды Марка, который принимал вместе с ним душ.
— Ты раздразнила этот гребаный член! — прорычал Блэк. Он схватил свой опухший, вздыбленный член, и пару раз сдрочнув монстра, взорвался спермой. Первый плевок спермы Блэка улетел аж на метр с гаком, и ее было столь много, что потом, чтобы сравняться, ее будущему мужу пришлось извергать ее в течение 18-ти лет супружества. После этого было еще шесть выбросов.
— Чисти теперь это дерьмо, — проворчала подруга Грейс.
— Я же говорила вам, что нигеры – не люди! — сказала Грейс. Рассерженный Марк, натянул штаны и выбежал из дома, оставив полтора десятка ребят с изумленным выражением на лицах и липкое белое месиво на полу.

Грейс открыла глаза, желая, чтобы это был еще один из ее снов о большом члене Блэка, чем была забита ее голова с той самой ночи в чулане. Это, и правда был не сон. В комнате с ней и ее двумя прекрасными невинными дочерьми, расположились четверо черных мужчин. Там были четыре черных члена… либо стоячих, либо близких к этому. Грейс подумалось, что Вере и Надежде недолго оставаться невинными.
Вере удалось натянуть на себя розовые трусы, которые по цвету соответствовали ее майке. Надежда натянула на себя голубые, но ее майка была красной. Наверное, девочки подумали, что нигеры станут рвать когти с места преступления, но эти мысли улетучились, как только те начали стягивать штаны. Бандана подошел к Надежде и своим большим черным хуем ёбнул ей по лбу. К чести Нади, она не уклонилась. Бандана схватил ее за длинные светлые волосы и притянул голову к своему члену. Надежда открыла рот и взяла его мерзкий черный пенис за щеку, после чего ее голова заходила ходуном. Грейс нахмурилась. Раз Надя не задохнулась от черного монстра, какая же она неопытная. Этот минет у дочери явно не первый. У Грейс закружилась голова. До свадьбы она лишь мастурбировала. Должно быть, современные девушки заходят чуть дальше, нежели она, будучи еще не совсем взрослыми. Грейс это не нравилось, но что она могла сделать?
— Сдай назад, я собираюсь хорошенько отжарить эту киску, — сказал Кепка набекрень.
Грейс взглянула на него. У этого мудилы был мобильник, на который он записывал, как Надежда делала Бандане минет. Он продолжал снимать, даже тогда, когда подходил сзади к ее дочери, медленно подрачивая свободной рукой свой колом вставший член.
— Постои! – завопила Грейс.
— Пожалуйста, не делай этого. Мои дочери не предохранялись. пожалуйста. позвольте им уйти. Вы можете использовать меня. я сделаю все, что вы захотите.
Кепка набекрень остановился, идиотская улыбка медленно расползлась по его лицу. Он посмотрел на Бандану, теперь уже сидя¬щего на спинке дивана. Надежда, все еще посасывающая его огромный хер, стояла на диване на четвереньках. Спортсмен уселся в удобное кресло мужа, и бедная Вера была вынуждена сосать его огромный черный член. Он, схватив ее за волосы, манипулировал ее головой, заставляя ту двигаться, то вверх, то вниз, по его, длинною по-колено, монстру. Африка также имел телефон, и записывал, как отсасывают у Спортсмена. Эти четверо мужчин были абсолютными монстрами и ситуация развивалась все хуже и хуже. Кепка набекрень взглянул на прикрывавшие попу трусики Надежды. Он шлепнул своим членом пару раз по ее ягодицам, но затем, к радости Грейс, отступил назад.
— Лады, я не буду ее ебать.
Кепка набекрень подмигнул Грейс, и та с облегчением вздохнула. Прошло ощущение того, что ты совершенно беспомощна, чтобы помочь своей семье.
— Я не буду ее ебать, но ты должна полизать её пизду.
— Чего??
— Слышь, сучка? если ты не хочешь, чтобы я заделал ей черного ублюдка, то я хочу видеть, как ты лакомишься её пиздой.
— Это отвратительно! ты… ты… грязное животное. Как ты вообще мог предложить такое?
— Хорошо. Тогда забабахать ублюдка — дело времени, — сказал Кепка набекрень. Африка и Спортсмен гоготнули. Надя бросила сосать у Банданы. Ее рука ухватилась за основание большого члена. Она оглянулась на мать.
— Мама, пожалуйста. Я не должна забеременить. Мамочка, не дай ему меня трахнуть, — умоляла она. Грейс, как зомби, медленно волоча ноги, побрела по направлению к дивану. Чулки черлидерши на Наде были подтянуты почти до ягодиц. А под короткой красной блузкой виднелась ее грудь без лифчика. Однако глаза Грейс смогли сосредоточиться лишь на синих ситцевых трусиках, прикрывающих ее попу.
— Пожалуйста, — взмолилась она тихим голосом.
— Просто смирись с этим. Если ты передумала, я охотно вдую ей прямо сейчас. Сделай это, сучка, — пробурчал Африка.
— Если ты не хочешь, чтобы видео с дочерьми – хуесосками попало в интернет, то тебе бы лучше начать вылизывать манду у этой маленькой развратницы.
Как будет чувствовать себя опозоренная и униженная дочь, если об этом узнают? И это явилось той соломинкой, которая сломила сопротивление Грейс.
В сандалиях на высоких каблуках, она преодолела последние два шага до своей дочери, и встала на колени. Попа Надежды оказалась прямо перед ее лицом. Дрожащими руками она дотянулась и отделалась от ее ситцевых трусов. Ее пальцы коснулись и ухватились за белые стринги Надежды. Она выдернула полоску стринг из влагалища своей дочери. Гениталии Надежды были мокрые! Грейс в отрицании медленно покачала головой. Оральный секс с черным мужчиной заставил Надежду возбудиться.
— Нет, — прошептала она так тихо, чтобы никто ее не услышал. Возможно, это была смазка для любовных утех? А может быть, это от длинного двуглавого дилдо, которое черные мужчины заставили использовать Надежду’ и Веру? Как долго близняшки были вынуждены использовать его для своего маленького секс-шоу? Пол был по-прежнему завален секс – игрушками. А если бы они использовали их все? Грейс вспомнила, как ее собственные трусы промокли в ту ночь, когда она дрочила член Марка Антония. В ту ночь она бесстыже баловалась со своей киской в постели. Похоть одолела ее нравственность, и она словила кайф с образом кончающего члена Блэка, образовавшего на полу ту огромную лужу спермы.
— Мы теряем время, — сказал Кепка набекрень. Сильные руки схватили за макушку и толкнули ее лицом к разрезу Надежды. Грейс, морщась, своим лицом отыскала узкую плотную щель дочери. Кепка набекрень не отпускал ее голову до тех пор, пока она не начала лизать. Сначала Грейс просто лизала. Ее язык механически перемещался то вверх, то вниз, скользя меж набухших срамных губ дочери. Надя застонала и прямо-таки расплющила своей задницей лицо матери. Надежда приподняла ее так, чтобы язык матери мельтешил над ее, налитым кровью, клитором. Соки Надежды оросили лицо и подбородок Грейс. Приглушенные стоны дочери, поскольку они исторгались ей, имеющей огромный хуй во рту, начали странно влиять на Грейс. Вместо того, чтобы просто лизать, Грейс начала стараться угодить своей дочери. Ее язык протискивался вглубь киски. Его кончик совершал свою игру с неимоверной скоростью, теперь ее язык сплошь охватывал каждый дюйм половых губ дочери. Когда язык Грейс спустился и быстро-быстро затрепетал взад и вперед над клитором Нади, она начала кончать. Грейс услышала ее приглушенный вздох, а затем, когда ее дочь кончила, новый выброс жидкости оросил подбородок мамочки.
— Теперь твоя очередь, принцесса, — сказал Спортсмен. Грейс едва услышала его. Она все еще была в шоке от того, что, вот так, запросто, довела до оргазма свою собственную дочь. Она едва почувствовала, как ее юбку задрали выше бедер, а трусы оттянули в сторону. Она окончательно опомнилась, когда чей-то влажный язык начал двигаться вверх и вниз, вылизывая ее собственную стремительно увлажняющуюся киску. Грейс повернула голову настолько, чтобы увидеть, как Вера, по распоряжению Спортсмена, опустилась на четвереньки и лижет пизду своей мамочки. Вера не стала делать это абы как, она заработала на полную катушку. Растерянная мамаша никогда прежде не имела оральный секс. Фрэнк никогда не выказывал заинтересованность в каком — либо виде секса, кроме, традиционного и верил, что все остальное это извращение. Настоящее удовольствие, которое она ощутила, застало Грейс врасплох. Она стала чувствовать, как что-то всколыхнулось глубоко внутри нее, но как только эти ощущения стали расти, Вера потеряла ритм. Лицо Веры впечаталось в мамину киску. Дочь вытянула свой язык и начала использовать его, как маленький член. Каждый раз, когда ее лицо ударялось о сырую киску Грейс, ее язык протискивался так глубоко, насколько это было возможно. Своим языком Грейс ритмично трахала киску Надежды в такте с языком Веры.
Она достаточно долго противилась тому, чтобы оглянуться через плечо.
— Нет, — простонала она от того, что увидела. Вера уже полностью сбилась с ритма. Бандана и Спортсмен, стоя на коленях, трахали сзади уязвимые для спермы дырочки ее бедных дочерей. Грубо вонзая свой член, Спортсмен изменил
ритм для языка Веры, проникающего в мамину киску. Теперь ее язык двигался синхронно с его членом.
И что еще хуже, ей показалось, что Спортсмен специально удерживал руку на заднице Веры. Но она не могла видеть его большой палец, который ходил туда — сюда, и создавалось впечатление, будто бы он находился внутри ее задницы. Это продолжалось несколько минут.
Возбуждение, которое Грейс испытывала уже пропало. Она была слишком обеспокоена за Веру. Ее дочь просто не должна забеременеть от Нигера. Грейс была уверена, что Спортсмен не удосужился надеть презерватив. Из них образовалась странная человеческая цепочка. Возможно, это продолжалось бы до бесконечности, но был еще Африка, который, наконец, ее разорвал.

— Я хочу, чтобы меня сейчас трахнула какая – нибудь белая пизда, — буркнул Африка. Это, казалось, разозлило Бандану и Спортсмена, но Африка в кодле имел непререкаемый авторитет. Они уступили ему, когда он подошел к несчастной Надежде, поглаживая свой массивный черный член. Он жестом пригласил Грейс отойти в сторону, чтобы он смог начать ебать Веру. Грейс взглянула на этот черный чудовищный, твердый и распухший хуй. На пенис, который был в два раза больше, чем у мужа, или любого белого мужчины, который она когда — либо видела. Мысль, что его засунут внутрь ее бедной невинной дочери для обезумевшей матери была слишком чудовищна, чтобы принять ее.
— Нет! пожалуйста, не делай этого. Моя дочь невинна. и она не предохранялась. Грейс полагала, что близняшки все еще девственницы. Но когда Спортсмен в нее вошел, Вера не вскрикнула от боли. Должно быть, подонки еще раньше лишили бедных девочек девственности, используя секс – игрушки. Грейс испуганно посмотрела на громилу в майке африканского континента. Еще оставалась надежда. Он сделал паузу, чтобы поглазеть на нее.
— Прошу прошептала она.
— Моему хую нужна белая пизда, сучка, — хмыкнул он.
— Трахни меня, — прошептала она. Глаза Африки просканировали ее тело: от волос, по-прежнему забранных в хвост, затем по закатанной вверх юбке, обнаженной заднице, и до ее ног с розовыми пятками в белых сандалиях на каблуках. Он ухмыльнулся.
— Садись на диван. Он протянул ей свою мускулистую руку. Маленькая белая рученка Грейс скользнула в его лапищу. Она никогда не ощущала на себе такое силовое воздействие от мужчины, пока он не сдернул ее с дивана, как пушинку и не поставил на ноги. Африка развернул ее, и она вновь залезла на диван, лицом к спинке, дрожа от ожидания и от чего-то еще…. От похоти!?? Было бы преувеличением утверждать, что Грейс еженощно мечтала о черном члене. Но, после той ночи, когда ее рука в перчатке впервые держала чудовищный член Блэка, а затем, когда она увидела его во всей красе: твердый и набухший, разбрызгивающий сперму по всему ковровому покрытию в доме ее подружки… Еженощные фантазии о черном члене, конечно же, были преувеличением, но она знала точно, что хотя бы раз в неделю мечтала о нем. Если конечно память не сыграла с ней злую шутку, а время не завершило это, пустив ростки воспоминаний в ее душе. «У Блэка был даже больше, чем у этих парней».
Она вспомнила его, напоминающий полицейскую дубинку член, толще и на мизинец длиннее, чем у любого из этих нахалов. Любой эротический сон, который ей снился с тех пор, каждая фантазия, будь она хоть днем хоть ночью, побуждала ее мастурбировать и фантазировать во время секса с мужем.
За этим всегда стоял образ Марка Антония Блэка и его большой черный хуй. Если же она не фантазировала о Марке Антонии, она по-прежнему мечтала о его члене. Одна повторяющаяся, но глупая мечта… она часто совокуплялась с мужем, имеющим 30-ти сантиметровый черный конец, торчащий из его худой белой плоти. Теперь она, наконец-то, испытала что-то сродни секс – фантазиям, которые последние 18 лет заполонили ее сознание.
Когда Грейс опустилась на колени и замерла в ожидании, она вновь осознала весь ужас их положения. Бедную Веру продвинули вперед и расположили на диване рядом с ней. Это не был Спортсмен, это был Бандана. От слюны Веры черный член отморозка был вздыбленным и скользким. Он не колеблясь, установил свой чудовищный член перпендикулярно пизде Веры, стянул в сторону розовые трусики, и засадил в нее свой хуй. Грейс смотрела, как огромная залупа, размером с мяч для гольфа, надавила на разбухшие половые губы Веры, а затем проскользнула внутрь нее. Сантиметр за сантиметром, черный стержень погружался до тех пор, пока гигантские яйца негра не надавили на ягодицы Веры. На молодом лице дочери не отразилось выражение ужаса и отвращения. Ее лицо было скомкано, глаза закатились, рот открылся, как будто она получала запредельное удовольствие. Грейс напряглась, когда почувст¬вовала, как большая узловатая залупа Африки проталкивается в ее собственное влагалище. Визг сзади отвлек ее. Она повернулась, поглядела на Веру, затем оглянулась через другое плечо. Надежда стояла на коленях в отцовском коричневом кресле, в то время, как Спортсмен, склонившись над ней, ее ебал. Его член сновал взад и вперед, в некогда девственной пелотке Надежды. Эти черные мужчины, не принимали в качестве ответа слово «НЕТ» и все, что Грейс могла, так только молиться, чтобы ни близняшки, ни она сама не залетели. Хотя никто из семейства Тейлор не исключал возможность аборта, но после всего этого, утром, Грейс и ее дочкам не составит никакого труда принять таблетки, чтобы обезопасить себя от нежелательной беременности.
Грейс почувствовала своими половыми губами, как что-то начало неспешно продвигаться внутрь нее. Ее киска растянулась под напором, медленно расши¬ряясь и раскрываясь, и огромный черный член Африки стал неспешно прокладывать себе дорогу. Африка поелозил большой залупой туда-сюда, позволяя ее сокам смазать кончик члена перед тем, как засадить его глубже.
— Аа – ах, — застонала она, когда темные фантазии начали потихоньку воплощаться в реальность.
— Тьфу, блядь! Это одна из самых тугих шмонек, — буркнул Африка, когда он вставил член еще глубже.
— Должно быть, пастор имел маленький карандаш.
— Пошел на хер, черножопый! — проборматала Грейс, используя слова, которые она никогда не использовала в своей жизни.
— Не – а, — гоготнул Африка.
— На хуй ты, а не я… Остальные тоже заржали. Грейс посмотрела на одного из смеющихся. Кепка набекрень все еще снимал крупным планом, как хуй Африки вламывается в ее киску. Она желала знать, сможет ли она когда-нибудь вернуться к нормальной жизни. Африка был прав. Фрэнк имел маленький тонкий пенис… ничто по сравнению с жирным куском черного мяса, прокладывающего себе дорогу в ее киску, проникающего все глубже с каждым толчком.
Хуй Африки был уже на пару сантиметров глубже той отметки, до которой ее муж смог бы донырнуть. Спящие нервные окончания начали пробуждаться. Ее киска отреагировала на черного захватчика. Она сдавила каждый сантиметр его члена, плотно обжав его. Спазмы сотрясали ее влагалище, старающееся удержать член Африки, пытающегося вытащить его из ее плоти. Ее киска хотела трахаться с членом, огромным черным хуем!!! Грейс не могла удержаться, и, откинув голову назад, закричала:
— Ах – ахх… Африка сдавал его назад до тех пор, пока, примерно, треть его члена не осталось внутри. Он все еще удерживал его, не толкая в глубь и не вытягивая. Грейс встряхнула головой. Ей пришлось бороться с этим. Она не могла дать слабину, но тело не слушалось ее. Оттал¬киваясь от спинки дивана руками, она заставляла себя пятиться к его члену.
— Оооо… оохх… оййй! застонала она, когда член погрузился еще глубже в ее податливую пизду. До сих пор он оставался неподвижным, а Грейс обнаружила себя наклоненной вперед и с откляченной задницей. Теперь она трахалась с ним одна.

Грейс никогда не чувствовала себя такой пресытившийся, испытав удовольствие от секса. Она пыталась бороться с этим: не хотела дать знать мужчине, какое удовольствие она от него получила. Но он то знал, что она поймала кайф. Возбуждение нарастало. Оргазм был все ближе и ближе. Но на ее счастье, она вновь отвлеклась, прежде чем смогла капитулировать. Спортсмен управлял Надеждой со спинки дивана. Он толкнул ее дочь в спину так, что ее голова уперлась в подушку сиденья. Чудовищный член Спортсмена набух и стал скользким от соков Надежды. Залупа огромного штока болталась перед ее головой в течение полуминуты, покачиваясь и гипнотизируя, напоминая ей большой член Блэка. Только не такой длинный. Спортсмен зловеще ухмыльнулся и поднес огромный член к ее губам. Грейс плотно стиснула свой рот, но сильные толчки члена Африки, похороненного в ее киске, вызвали у нее стоны, и член Спортсмена все же проскользнул в ее приоткрывшейся рот.
Сначала он, на несколько минут, проникнув своим членом в ее рот, перед тем, как вытянуть его обратно, позволил ей ощутить на нем вкус соков дочери. Он шагнул в сторону и, в мгновение ока, его огромный член вновь исчез в киске Надежды. Бандана, вытащив хер из Веры, тоже привел ее на диван. Он, не теряя времени даром, засунул свой член обратно. Дочь издала громкий визг, когда он снова начал ее трахать. Теперь Грейс обнаружила себя, трахающуюся раком, и глазевшую на двух черных мужчин медленно трахающих дочерей, также стоящих раком по обе стороны от нее, но лицом к полу.
Весь ужас ситуации заключался в том, что возбуждение от удовольствия снова ушло. Эти черномазые не собирались довести ее до оргазма. Кепка набекрень, сидя на краешке дивана, снимал все это порево. Он достаточно долго пялился на телефон, чтобы затем сказать Африке:
— Почему бы тебе не развернуть мамочку, как дочек, и не пошалить с ней в середине?
Африка начал медленно вытаскивать свой член, а тело Грейс продолжало предавать ее. Ее киска, сильно сжавшись, спеленала член, стараясь не дать ему ускользнуть.
— Сучка не хочет отпускать, — смеясь, сказал Африка, но его огромный член свободно вышел со звуком вылетевшей из бутылки пробки, и Грейс обнаружила себя уже в компании с близняшками. Ее, как и их, развернули лицом от спинки дивана, и Африка медленно затолкал в нее свой член.
— Черт! однако, пизда у мамочки туговата будет, — проворчал он снова.
— Дай мне попробовать эту пизду, — сказал Бандана.
— Ой, — взвизгнула Грейс, когда Африка быстро выдернул свой член.
— Ой-ой, — хрюкнула она, когда Бандана медленно его ввел.
— Вау! Ты точно не спиздел, — сказал, принявшийся за работу Бандана.
— Я тоже хочу ебаться! — сказал Кепка набекрень. Грейс охнула и снова застонала, когда Бандана убрал свой член и Кепка набекрень впихнул в нее своего черного монстра. Голова Грейс раз за разом вдавливалась в спинку дивана, когда Кепка набекрень ебал ее со всей дури, полный решимости побыстрее кончить. Ей удалось взглянуть через плечо. Этот ублюдок все еще снимал ее, направив сотовый телефон на свой быстро снующий член.
— Вот же блядь, — простонала стоявшая слева от Грейс Вера.
— Я собираюсь кончить.
— Не сдавайся, — прошептала Грейс своей дочери, будучи сама находящаяся в преддверии оргазма.
— Я тоже, — взвизгнула Надежда. Они протянули и схватили друг друга за руки в то время, как трое черных мужчин пёрли их сзади.
— Крепитесь, — неубедительно промямлила Грейс своим дочерям.
— Не могу, — охнула Вера.
— Мне, как никогда нужен оргазм.
— Нет, — прошептала Грейс.
— О Боже, — простонала Надежда.
— Трахай меня. Отдери меня. Дай мне большой черный член!
— Нет, — сказала Грэйс снова.
— Я кончаю, — закричали обе дочери Тейлор.
— Нет, — сказала Грейс, рыдая и желая, чтобы она очнулась от этого кошмара.
— Черные хуи – это так классно! — раздался стон полностью удовлетворенной Надежды. — Отныне для меня не существует ничего кроме больших черных членов, — добавила Вера.
— Прекрати, — огрызнулась Грейс. Ее собственная киска излучала волны удовольствия. Лицо многострадальной матери скомкалось, пытаясь бороться с запредельным наслаждением, доставляемым этим черным дебилом Кепкой набекрень.
— Уступи, мам, — сказала Надежда, сжимая ее руку.
— Папа не смог бы тебя так трахнуть. Уступи, и ты не пожалеешь об этом, — добавила Вера, также сжимая ее руку.
— Сейчас тебя трахает настоящий мужчина.
— Нет, — простонала Грейс. Удовольствие, которое исходило из ее, сокращающийся вагины било через край.
Даже ужас от того, что дочери разговаривали с ней, как со шлюхой, не смог подавить прилив радости, которую она почувствовала. Кепка набекрень долбил ее в таком темпе, который давно бы заставил кончить ее мужа.
— Да, — прошептала она.
— Да кончай уже, мам, — сказала Вера, злорадно ухмыльнувшись.
— Ну же, кончай, — поддержала Надежда.
— Кончай, кончай! Давай, кончай, — заулюлюкали близняшки.
— О Боже! Грейс опрокинула голову назад.
— Трахни меня! Аа-аа-хх! Мышцы вагины Грейс обжали большой член, и она взорвалась от оргазма. Столь мощный оргазм застал ее врасплох. Грейс вот уже как десять лет никогда так сильно не кончала.
— Вот дерьмо! Эта пизда эксплуатирует мои яйца. Кончи же, сучка! Кепка набекрень начал ускорять и без того уже быстрый темп.
— Вытащи его, — умоляла она, все еще находясь под впечатлением от оргазма.
— Не-а, — сказал Кепка набекрень.
Он засадил ей так сильно, что его тяжелые яйца шлепаясь по ляжкам, оставляли красные пятна, в то время, как его огромная залупа протиснулась через шейку матки и выстрелила первую струю спермы. Грейс не принимала противозачаточные пилюли. Она и Фрэнк отработали свой способ на время заня¬тия сексом. Ее муж тянул до последней минуты, и спускал несколько капель спермы на ее лобковые волосы, прежде чем в изнеможении рухнуть на нее.
С тех пор минуло 18 лет, когда мужчина вновь кончил в нее. Вторая струя, по силе превосходящая первую, ударила в ее лоно, и все ее волнения о залете вылетели из головы, когда произошла удивительная вещь. Грейс снова начала кончать. Первый оргазм был самым мощным в ее жизни, а этот был куда мощнее. С каждым судорожным толчком член наполнял ее лоно огромным количеством спермы, от чего ее оргазм достиг кульминации, и Грейс едва не отключилась от удовольствия.
— Ну, вот, думаю, я нахуярил ей полное лукошко, — сказал Кепка набекрень. Он выдернул из нее свой большой подуставший член. Селевая жижа брызнула вслед за вытащенным членом, продолжая равномерным потоком вытекать из ее влагалища.
Грейс тихонько подняла глаза. Человек, который только что ее трахал, прогуливался вокруг передней части дивана, снова снимая весь этот процесс.
Его член теперь выглядел усталым, обмякшим, но все еще стоял.
«Не верится, что я вот так вот, запросто, приняла этого монстра», — подумала пораженная и впечатленная до глубины души, Грейс. Спортсмен стоял в стороне, пока Кепка набекрень добивался своего.
— Моя очередь! — сказал он.
Он придвинулся к ней, и она почувствовала, как еще одна большая залупа втиснулась в ее киску.
— Я уверен, Тони… ты всяко оставил свой срач в ее пизде, — сказал Спортсмен.
— Просто я взломал ее для тебя, братан, — парировал Кепка набекрень. Спортсмен трахал ее не так сильно, как Тони, но он поддерживал такой сильный и устойчивый темп, что для парня его возраста было просто нереально. Грейс показалась, что она снова застонала, когда ощутила член Спортсмена так же хорошо, как и член предшественника. Слева от нее Бандана по полной программе драл бедную Веру, кусавшую кулак, чтобы удержаться от громких криков радости. По правую сторону, Надежда, выгнув спину, подмахивала навстречу быстро снующему члену Африки.
Ее груди с сосками, заострившимися от сильного возбуждения, внезапно вывалились из красной майки и подпрыгнули вверх. Сильные руки Африки обвились вокруг ее шеи, и стало видно, как на одном из его пальцев блестело обручальное кольцо. Охи и Ахи наполняли комнату всякий раз, когда 3 женщины семейства Тейлор стонали, получая удовольствие от очередного оргазма.
Бандана пришел первым. Он полностью похоронил свой член в чреве Веры, и она закричала, когда тот вызвал у нее потрясающий по силе оргазм. Он все еще удерживал свой член, позволяя слить сперму из своих шаров, прежде, чем медленно изъять его и отойти к коричневому удобному креслу. Он грузно сел, и его огромный член свесился на подушку, как испорченный почерневший банан. Вера попыталась улизнуть с дивана, но он цыкнул:
— Ни с места. Держи свою сраку приподнятой, и пусть мои ребята сделают свою работу. Вера кивнула и подалась вперед, пока ее голова не уперлась в спинку дивана,
продолжая сохранять в нужном положении свою полную от его спермы киску.
Грейс аж подпрыгнула, услышав исходивший от Надежды громкий стон удовольствия. Африка, сжимая ее ягодицы, только что слил свою первую порцию. В отличие от Тони, и Банданы, он не стал просто удерживать свой член, а продолжал ебать Надежд, пока не кончил. Сделав дело, он с громким мычанием выдернул свой член и обошел переднюю часть дивана. Его член еще не сник. Вздыбленный и набухший, по своим размерам он ни в чем не уступал члену тренера Блэка.

Надежда уже не стояла раком к спинке дивана. Она соскользнула, и прошла возле мамы. Сперма капала из ее переполненной пизды. Надежда упала на колени и поползла на четвереньках к Бандане. Ее язык замелькал, облизывая его член. Тот быстро затвердевал, собираясь менее, чем за минуту, из безвольно болтающегося банана превратиться в твёрдую палку колбасы. Губы Надежды пробежали до кончика монстра и быстро его всосали. Вскоре ее голова запрыгала на его коленях. Спортсмен кончил. Его сильные толчки заставили руки Грейс надломиться, и она зарылась лицом в подушку. Ее оргазм по значимости конкурировал с первым, когда она была с его корешем. Медленно оправившись, Грейс обнаружила, что ее задница все еще подмахивала члену Спортсмена, до сих пор наполнявшего спермой ее киску.
Хуй двигался вяло, но все еще позволял заткнуть собой ее дырку, чтобы сохранить внутри нее свою сперму. Она хотела бы знать, пытаются ли они их обрюхатить.
Наконец, Вера сошла с дивана. Она подошла к кривоногому Африке, опустилась на колени и взяла в рот его по-прежнему вздыбленный член.
В отличие от остальных, у Африки никогда не обмякал. Вскоре Вера уже отсасывала и мяла его большие яйца. Обе ее дочери умело сосали огромные хуи, не оставив никаких сомнений в том, что для них это не впервой. Грейс, заплетаясь о свои ноги, двинулась вокруг дивана, в ужасе обозревая то, что творилось в ее гостиной. Весь в лужах спермы, пол был завален секс-игрушками. Голова одной из ее дочерей покоилась на коленях подонка, сидящего в любимом удобном кресле отца. Другая дочь, удерживая в каждой руке по пенису, принадлежащих Спортсмену и Бандане, попеременно сосала у них обоих. Хуже того, еще один черный типок в кепке набекрень и идиотской ухмылкой на лице записывал всю сцену на мобильник. Тони посмотрел на нее и увидел, что она была единственной, кто ничего не делал. Он подрулил к ней и положил сильную руку на плечо, увеличивая давление до тех пор, пока Грейс не обнаружила себя упавшей на колени перед быстро вздымающимся членом Тони. Он держал мобильник, направленный на ее лицо и его увеличивающийся член.
— Давай поглядим, отсосешь ли ты член так же, как и твои дочки, — сказал Тони.
Когда Тони размахивал у ее рта своим огромным членом, Грейс держала свои губы плотно закрытыми. Твердая залупа размером со зрелую сливу огрела ее по щеке, а потом, скользнув к ее губам, оставила на них след от преякулята. Он ухватился за основание члена и, прижав залупу, надавил на губы. Грейс Тейлор никогда не сосала мужской пенис и никогда не стала бы, особенно у черного, и особенно, когда от хуя другого негра ее киска все еще истекала соками и спермой. До тех пор, покуда Спортсмен ненадолго засовывал член в ее рот. Тот пенис, что она дрочила у Блэка в подсобке будучи девушкой, был ближе всего к тому, чтобы попасть ей в рот. Грейс устала от его постоянного прикосновения к губам. Она открыла рот,
чтобы сказать «стоп», но прежде чем она произнесла это слово, Тони впихнул свой член меж ее губ.
Грейс закрыла глаза, когда массивная залупа Тони заполнила ее рот. Он подвигал ей немного, пытаясь покрыть его ее слюной. Она могла слышать сосущие звуки рядом, а так же стоны удовольствия, исходящие не только от нигеров. Удовлетворенные близняшки также урчали, поглаживая и обсасывая их. Грейс позволила одной из дочерей подразнить языком влагалище: от клитора и чуть ниже урерты. Через минуту она начала понимать, почему ее дочери, казалось, наслаждалась этим гнусным актом оральной содомии. Грейс почувствовала тепло от члена в своем рту, почувствовала сильную пульсацию его большой залупы, налившейся кровью, поступающей через иссиня-черные вены, которые испещрили большой член. Грейс почувствовала удовольствие, которое она ему доставляла. Она посчитала это полезным, даже нормальным, удовлетворять мужчину таким образом. Возможно, она даже начала наслаждаться этим, но Тони был слишком нетерпелив. Он схватил ее одной рукой за голову во время съемки того, как его член исчезает в ее рту. Имея залупу размером с мяч для гольфа, которую запихивают тебе в глотку… это уже слишком для неопытной мамочки. Она схватила бедра Тони и оттолкнула их. Тем не менее, он не смягчил усилий и, похоже, намеревался похоронить свой член во рту до самых лобковых волос. Грейс, чтобы заставить его остановиться, сделала единственное, что ей пришло в голову. Она чуть-чуть прикусила мерзкий отросток чуть ниже головки.
— Блядь, — закричал замерев Тони.
Он понял намек. В ту же секунду ее зубы дали слабину, и он вынул член изо рта.
— В чем дело? — спросил спортсмен. Его руки были на голове у Веры, удерживая ее, пока он двигал своим длинным членом в ее рту.
— Эта сучка меня укусила, братан, — пожаловался Тони.
— Что за дела? Прежде, чем ответить, Грейс вытерла свой рот тыльной стороной руки.
— Я этим не занимаюсь, — вызывающе ответила она.
— От мысли, что нигер кончит мне в рот — меня корёжит. От этой мысли прекрасное лицо Грейс сморщилось, и на мгновение всем показалось, что ее стошнит. Спортсмен и Тони, насупившись, сердито посмотрели на Грейс, но потом улыбка медленно расплылась на их лицах.
— Девчонки, у вас еще остался пивной кальян после групповухи на прошлой неделе? спросили они близняшек.
— Да, он в нашей комнате сказала Вера, возвращаясь губами к члену.
— Надежда, почему бы тебе не пойти и не принести его? — спросил Спортсмен. Но он был слишком хитрожопый, чтобы попросить об этом Веру, поскольку в данный момент та сосала его член. Буфера Надежды с двух сторон обжимали хуй Африки, сидящего в мягком кресле. Ее губы обсасывали залупу в то время, когда она сиськами трахала его член.
— Скоро вернусь, — сказала она, и прежде чем подняться на ноги, чмокнула его залупу. Она натянула на грудь майку и побежала вверх по лестнице.
Грейс нахмурилась, гадая, что происходит. Ее дочери не пили алкоголь и не ходили на вечеринки. Лишь на прошлой неделе они остались, и ночевали дома у друзей, чтобы подготовиться к экзамену. Несколько минут спустя Надежда вернулась, спустившись по лестнице, и держа пластиковую воронку и трубку от пивного кальяна. Грейс видела его на вечеринке, когда она была еще подростком, но никогда не пользовалась им.
— Вот, пожалуйста, Марк, — сказала Надежда, бросая ему пивной кальян. Она обратно опустилась на колени перед Африкой, который медленно поглаживал свой член, поддерживая эрекцию. Надежда снова взяла член в рот и начала его сосать.
«И так, Спортсмена зовут Марк», — подумала Грейс, «А Кепка набекрень его брат Тони. Марк и Тони. Марк и Тони… Марк Антоний!!?»
— Так вы сыновья тренера Блэка? — воскликнула она в шоке.
— Так и есть, — сказал Тони.
— Ага, — добавил Марк.
— Папа сказал нам, что ты была одной из его давних и хороших подруг, — рассмеялся он. – О, Боже, — в ужасе промямлила Грейс. Все встало на свои места… ее дочерей заставили устроить секс-шоу для них. Эти отвратительные половые акты… женщины семейства Тейлор были вынуждены заниматься сексом друг с другом и четырьмя неграми. И это все по вине Грейс. Подростки знали, что она сделала с их отцом много лет тому назад. Это была месть!
— Вот сучка и кончила, — сказал Марк, глядя на Веру.
— Не глотай… Вера, уже готовая проглотить мерзкое семя мужчины, в знак протеста покачала головой. Голова ее дочери, похоже, даже запрыгала быстрее.
— Кончаю, шлюха, — прорычал он.
— Удерживай мою сперму в своем рту!
Грейс наблюдала, как щеки Веры на мгновение расперло, и тут же они пришли в норму, когда она сглотнула. Дочь только что проглотила большую порцию спермы. Ее щеки вновь расперло, но на этот раз Вера не сглотнула. Щеки расперло еще больше, и сперма тонкой струйкой начала стекать по ее подбородку. Марк медленно вытащил свой член изо рта. Чудовищный член все еще дергался, закачивая до краев сперму в рот Веры. Когда большой член вырвался на свободу, он выплюнул последнюю порцию ей на лицо. Марк наклонился и подвел красную воронку к лицу Веры.
— Выплюнь это, девка, — приказал он. Вера подалась вперед и сплюнула всю сперму изо рта, заполняя красную воронку. Он удерживал ее за белую трубку, согнутую в U-образную форму и направленную вверх для того, чтобы сперма не смогла пролиться. Грейс была в восторге от обилия малафьи в трубке. Там было, по крайней мере, половина того, что вмещает пивной кальян. А ведь Вера перед этим уже проглотила свою первую огромную порцию. Этот мужской эякулят соответствует их огромным яйцам.
— Боже проклятый, — застонал Африка. Надежда до сих пор сосала его залупу, сжимая член между своих молочно-белых сисек.
— Кончаю! Не глотай, приказал ей Марк.
Грейс смотрела, как он поднес пивной кальян к подпрыгивающей голове Веры. Ее щеки надулись. Она отстранилась назад, и сплюнула сперму Африки в красную воронку. Член Нигера все еще выбрасывал струи, и прежде чем она взяла его обратно в рот, одна из них, кляксой, расплылась на правой щеке. Ее щеки снова раздулись, и она вновь отпрянула назад и сплюнула сперму в красную воронку. Теперь Надежда повернулась назад к излившемуся члену. Она подрочила член, позволяя оставшимся каплям упасть ей на язык. Надежда запрокинула голову назад и, судя по всему, смаковала сперму, прежде чем, насладившись вкусом, с тихим стоном, с удовольствием ее проглотить. Марк удерживал пивной кальян, большим пальцем зажимая конец трубки. Теперь сперма заполняла ее полностью, а излишки покрывали дно воронки. Он подошел туда, где Грейс все еще стояла на коленях после сношения с Африкой.
— Открой, — сказал он. Грейс покачала головой.
— Открой, иначе… Грейс вскинулась, все еще качая головой. Ее лицо сморщилось от отвращения.
— Иначе, что? спросила она.
— Иначе мы продолжим трахать вас троих, пока не обрюхатим. Или же я засуну член тебе в задницу… или же каждый прихожанин вашей церкви получит копии, где ты и твои дочки умоляют нас вас трахнуть… или и же…
— Понятно, — сказала Грейс, открыв свой рот. Марк убрал палец и сунул туда конец трубки. Немного мерзкого мужского семени брызнуло в рот прежде, чем ей удалось зажать языком отверстие трубки, чтобы остановить поток. Марк удерживал воронку поверх головы. Грейс по-прежнему отказывалась сдвинуть свой язык, не позволяя сперме двух черных мужчин хлынуть ей в рот. Она огляделась. Теперь Вера стояла на коленях с боку удобного кресла ее отца, и отсасывала у Банданы. Тот, намотав ее космы волос на руку, трахал ее лицо.
Надежда же теперь сосала у Тони. Он вновь сидел на диване, до сих пор снимая всю эту сцену на мобильник. Надежда, стоя перед ним на коленях, сосала его член так быстро, насколько ей позволяла залупа наглого негра. Ее рука массировала яйца. Тот крякал и чуточку подпрыгивал.
Надежда медленно встала и повернулась к матери. Её щеки были раздуты, и сперма сочилась вниз по ее подбородку. Она подошла к ним и, взяв кальян из рук Марка, наклонилась вперед, сплюнув нереальную порцию спермы в кальян точно также, как и Бандана, который вслед за этим начал спускать в рот Веры. Мгновение спустя, Надежда протянула воронку своей сестре, которая срыгнула сперму Банданы, добавив ее в кальян. Вот теперь, смешав обе спермы, черные парни заполнили пивной кальян почти до краев.
— Проглоти это, мам, — сказала Вера, все еще держа воронку над головой Грейс. Надежда, стоя на коленях сбоку от матери, прошептала:
— Да, да… проглоти её… глотай, глотай, глотай, глотай, — скандировали близняшки, которым вторили Бандана и Марк, также присоединившиеся к ним.
— Попробуй, тебе всяко понравится, — сказала Надежда, прервав скандирование.
— Лично я обожаю вкус черной спермы!
Грейс закрыла глаза. Она смогла попробовать лишь толику… что брызнуло ей в рот. Она ощутила вкус спермы, осязая ее вкусовыми рецепторами своего языка, когда она, сдерживая ее, старалась зажать им отверстие трубки. Ее вкусовые рецепторы защипало. Сперма была приятна на вкус. Вдруг чьи-то пальцы ущипнули ее за нос. Всполошась, Грейс открыла глаза. Надежда, склонившись, зажала ей нос, заставляя принять решение. Грейс затрясла головой, борясь за право дышать. Наконец, она сдалась. Осаждённая мать расслабила горло и убрала язык. Малафья быстро потекла в её глотку.
Всё ещё удерживая горло в расслабленном состоянии, она в изумлении наблюдала, как быстро дренировал пивной кальян. Поступая в трубку, сперма быстро вытекала из красной воронки, и стремительно поступала к ней в рот. Она поперхнулась непосредственно перед тем, как сглотнуть в последний раз. Последние остатки заполнили ее рот… что-то, струйками, пролилось меж губ. Всё же, она приятна на вкус. Грейс залпом выпила все, наслаждаясь ею, но, чуточку подавившись, закашляла. Вокруг нее раздался гомерический смех.

Грейс подползла к дивану и прислонилась к нему вплотную. Она почувствовала, как ее немного подташнивает: не от отвращения, а от того, что проглотила сверх меры. Она обхватила свои вздутый живот, ощущая, как внутри неё хлюпает сперма. Ее нижнее белье все еще было в беспорядке, а трусы сдвинуты в сторону. Когда она обхватывала живот, ее палец надавил на клитор. Мимо прошлёпал Бандана и уселся на диван слева от нее. Его трусы были сняты, но на нем были белая майка и белые носки, а также очки. Он взял в руку своего вялого и стал дрочить. Грейс наблюдала за ним краешком глаза. Она смотрела, как он растет, и какие большие шары под ним висели.
Даже после того, как она на себе испытала эти черные пенисы, её до сих пор удивляли их размеры и мощь. Эти мужчины за последний час кончили по два-три раза и все их четыре ствола были взведены на полдевятого, как будто им не приходилось заморачиваться насчет того, что касается мужской потенции.
— Эй, овца сказал Бандана.
— Подойди и сядь на него! Его рука двигалась к основанию члена и обратно, то вверх, то вниз. Вера подошла и села к нему на колени. Медленно опускаясь на большой член, она оттянула свои трусики в сторону.
— Наполни меня, жеребчик… дай мне свой крутой член, — прошептала ее шлюха дочь. Вера завизжала, как кошка при течке, как – только Бандана взял ее сосок меж губ, и втянул его глубоко в рот. Пизда Веры нанизалась на его хуй по корень, ощутив полностью внутри себя. Внимание Грейс отвлек Тони – Кепка набекрень, прошаркавший со спущенными штанами справа от нее. Надежда, стоя на коленях,
начала вылизывать ему яйца и дрочить член.
— Думаю, что это мой второй любимый член во всем мире, — сказала Надежда, облизывая языком длинную елду и обёртывая им его залупу. Поджав губы, она поцеловала член в самый кончик.
— После твоего отца, конечно, — промурлыкала она ему, прежде чем заглотнуть в свое горло половинуу его конца. Грейс с ужасом смотрела, как член Спортсмена подтолкнул ошалевшую дочку к бедрам Тони, заставляя того отодвинуться назад, пока он с трудом умещался на краешке дивана. Смысл того, что сказала Надежда, ударил ее, как тонна кирпичей.
«Надежда что, уже видела член тренера Блэка? Она отсасывала черного питона? Она трахалась со своим учителем… с тем, кто годился ей в отцы?»
Надежда с жадностью целиком заглотила в свое горло член Тони.
— Время задниц, — сказал Африка. Маленький тюбик смазки лежал в куче секс — игрушек. Африка поднял его и выжал содержимое по всей длине своего гигантского члена. Он у Африки был самый большой из всей четверки. Грейс зачарованно смотрела, как его член от смазки становился скользким.
«Что он имел ввиду, сказав «время задниц»?», — подумала она. Гигантский черный мужчина прошел мимо нее туда, где Вера все еще медленно покачивалась на члене Банданы. Он вытащил до самого конца член из сидящей у него на коленях Веры, и удерживал его до тех пор, пока Африка не приставил свой член к плотному маленькому анусу Веры.
— Нет! закричала Грейс в ужасе наблюдая, как огромная залупа упёрлась в ее сморщенный анус. Африка остановился и посмотрел на многострадальную мать.
— Пожалуйста, не надо. только не это. Пожалуйста, не насилуйте мою дочь, — умоляла она, но нигер лишь усмехнулся и начал втискивать свой член.
— Этим монстром ты разорвешь ее пополам. Грейс встревожилась, увидев, что тот и не собирался останавливаться.
С точки зрения Грейс было неправильным наблюдать, как член входит в попу Веры, и залупа цвета спелой сливы медленно исчезала за пухлыми ягодицами Веры вместе с несколькими дюймами толстой плоти. Ей было хорошо видно Верино лицо. Лицо дочери, прикусившей нижнюю губу, исказилось от напряжения. Ее рот был открыт и Грейс вздрогнула, ожидая услышать, когда же ее дочь закричит от боли, но все, что исторгнул рот Веры… так это продолжительное:
— Да-а-а-а-а!!!
— А у тебя тугая попка, девочка, — проворчал Африка. Он медленно ебал Веру в задницу членом, который был, как минимум, девять дюймов.
— Как же приятно чувствовать твой член, — промурлыкала Вера.
— Трахни меня. Трахни мою белую киску. Трахни мою тугую белую задницу.
— Я тебя понял, детка, — сказал Африка.
— Да-а-а-а-а!!!
Но этот крик исходил уже от Надежды, а не от Веры. Грэйс повернулась, чтобы посмотреть в другую сторону. Надежда все еще была на диване и сосала у Тони, пока его подошедший брат Марк не начал трахать ее сзади, стоя одной ногой на диване, а другой упирался в пол. Пока Надежда продолжала повсюду слюнявить член Тони, Марк начал медленно пялить ее. Грейс обнаружила себя, застрявшей меж двух дочерей, в каждую из которых проникали по двое мужчин. Веру трахали два отморозка: один в пизду, другой в задницу, в то время, как Надежда имела член во рту и один в своей пизде. Грейс не знала, куда прятать глаза…
Она продолжала вертеть головой, глядя на сцены секса настолько грязные и мерзкие, что еще два часа назад ее разум не смог бы представить себе это. В то время, когда Вера закричала от оргазма, Грейс услышала стоны удовольствия и от Надежды: звуки, приглушенные членом в ее горле. Рука Грейс все еще прижималась к животу, а палец касался клитора, которым она начала делать круговые движения, дразня его. Вскоре Грейс начала стонать вместе с дочерьми. Ее палец скользнул вниз к щелке, чувствуя,
что ее малые половые губы уже смочены.
Грейс, трогая себя, по-прежнему поворачивала голову от дочери к дочери, чтобы увидеть, кто из них получал наивысшее удовольствие, и она не смогла ответить. Бандана замычал и Грейс обернулась, чтобы посмотреть на Веру. Голову дочь отбросила назад, сразу же, как только она начала кончать.
— Залей мою матку, жеребец, — молила Вера, кончая и извиваясь всем телом на его большом члене. Грейс тоже подошла к этому: ее палец заработал быстрее… то туда, то сюда. Справа от нее раздались звуки от плевков и бульканье, и Грейс повернулась в другую сторону, чтобы увидеть, как сперма сочилась из ее рта.
Она проглатывала огромную порцию спермы. Член Тони, со звуком, вылетевшей из бутылки пробки, вывалился из ее рта, и Надежда, откинув голову, заглатывала в рот остатки семени. Показался язык, и слизал все сперму с ее губ.
— Так вкусно, — с удовольствием мяукнула, она.
Грейс как – бы снова накрыло, или все-таки нет? Она так и не определилась.
— Вот шлюха и кончила, — пробурчал Африка.
Грейс повернулась к Вере. Та все еще сидела на коленях Банданы, но больше не подпрыгивала. Бандана удерживая ее, пока Африка месил глину в ее заднице, так быстро, как только мог. Он впечатал член вперед и удерживал его там, пока кряхтя, не спустил все, что скопилось в его яйцах. Вера вновь пришла в себя, когда он заполнил ее внутренности спермой. И Грейс таращилась на них.
— Кончаааююю!!! Это была Надежда.
Марк вколачивая в нее свой член короткими хлёсткими толчками. Белая сперма стекала по его яйцам. Грейс все еще кончала, глядя на сперму Марка, сочащуюся из пизды дочери на добротный диван и ковёр. Марк вытащил свой член. Тот был изнурённым и обмякшим, но все еще набухшим и длинной по колено.
Грейс сидела, когда четверо мужчин оторвали от себя и разместили близняшек так, чтобы те могли встать с дивана.
Они отыскали брюки и ботинки. Грейс почувствовала внезапное проявление эмоций от сожаления, когда их огромные хуи, по одному, исчезли из ее поля зрения. Грейс медленно поднялась с пола, привела в порядок блузку и юбку, подтянула свои трусы на место, прикрыв ими свой срам. Пытаясь сохранить некоторое достоинство, она направилась к двери и потянула ее на себя, чтобы открыть.
— Убирайтесь, — сказала она четырем чернокожим мужчинам.
— Хорошо, — хмыкнул Марк, остальные трое заржали.
— Но мы еще вернемся.
— Я так не думаю сказала Грейс, зная, что в глубине души она все еще хотела черный член… и многое другое.
— И не забудьте забрать с собой эти отвратительные вещи. Грейс махнула рукой в сторону разбросанных секс-игрушек.
Тони взглянул в ту сторону, куда она указала.
— Те не наши.
— Они не… гм, разве? — спросила она.
— Черт, нет! На кой хер фальшивый хер, когда у меня есть свой настоящий? Тони схватил ее за булку и сжал.
— Но, когда близняшки Тейлор приглашают на секс – шоу, и говорят тебе привести кого-нибудь из друзей, я делаю это. Въезжаешь о чем я? Деон только что откинулся и давно хотел вдуть какой – нибудь белой бляди. Тони указал на Африку, который подмигнул и прошел мимо них через дверь. Другие трое мужчин проследовали за ним,
пока Грейс держала дверь открытой, в состоянии шока, и впавшая в ступор.

Надежда и Вера выбежали в дверь в откровенном тренировочном нижнем белье. Вера обвила Тони руками. Они обнялись, целуя друг друга взасос. Надежда то же самое проделывала с Марком. Вера, оторвавшись от Тони, подошла к Бандане и Африке. —— Приятно было познакомиться, — сказала она, поцеловав по очереди каждого из них. Обе дочери, страстно расцеловавшись со всеми четырьмя мужчинами, стояли и махали руками на прощание вслед уходившим неграм. Несколько проходивших мимо соседей, с удивлением уставились на светловолосых близняшек, щеголявших в нижнем белье на лужайке перед домом Тейлоров. После того, как черные парни ушли, улыбающиеся и счастливые близняшки вернулись в дом, проскользнув мимо их ошарашенной мамочки.
Грейс медленно закрыла дверь. Она нашла в себе силы, чтобы повернуться лицом к своим дочерям.
— Что же здесь, черт возьми, происходит? — Хлесь! Грейс от удара качнуло назад, когда Надежда отвесила ей пощёчину. Ее рука поднялась к мгновенно вспыхнувшей щеке. Удар был силён. Она никогда не била девочек, когда они были детьми. И лишь легонько награждала их поджопниками… и лишь тогда, когда они плохо себя вели.
— Что это было? — ахнула она.
— Это за то, что обломала нам свидание с черными парнями, — сказала Надежда, тыча пальцем в свою мать. Надежда повернулась и подошла к груде секс-игрушек. Она подняла фаллоимитатор на ремне. Пока Надежда затягивала ремешок вокруг своей талии, Грейс подошла к Вере. Вскоре на уровне ее промежности покачивался до неприличия огромный черный член.
— Вера, милая, — умоляла она.
— Скажи мне, что происходит, — Хлесь! Голова Грейс от удара вновь откинулась назад. Она в шоке вылупилась на свою дочь.
— А это за то, что продинамила тренера Блэка, — выкрикнула Вера, вперив в нее
по-настоящему злобный взгляд.
Надежда взяла мать за руку, и повела ее в сторону лестницы в то время, как Вера подошла и выбрала из кучи секс – игрушек огромный черный ручной резиновый фаллоимитатор. Затем Вера подошла и схватила мать за другую руку. Близняшки потащили ошарашенную мать по лестнице, объясняя ей, что произошло.
— Полгода назад тренер Блэк заставил нас встретиться с ним в тренажерном зале, и пожелал узнать, почему мы игнорируем его сыновей — начала Вера.
— Он спросил, не расистки ли мы? — добавила Надежда. Они подошли к двери главной спальни и открыли ее.
— Мне было так стыдно, что меня назвали расисткой, — продолжала Вера:
— И я сказала ему, что это не мы, а вот наши родители, возможно, расисты. тогда он вытащил свои член, — сказала Надежда и завела мать в спальню, снимая с ее плеч белый пиджак. После чего Вера сняла с нее белую блузку.
— Его член был больше, чем этот Надежда, взяв мать за запястье, подтолкнула ее к огромному дилдо, торчащему из ее паха. Грейс коснулась и погладила муляж, ощущая его размер и толщину.
— Он приказал нам потрогать его член, чтобы доказать, что мы не расистки.
— И, что ты сделала? — спросила Грейс.
— То же самое, что и ты, — ответила Вера. Грейс посмотрела на свою руку, поглаживающую и скользящую по черному самотыку вверх и вниз, как будто это был натуральный член.
— Мы обе щупали его и дрочили, — сказала Вера.
— Тренер заставлял нас сосать залупу. Он поведал нам, что ты, держась за член, дрочила его, обещая, что отсосешь и трахнешься с ним. Он сказал, что ты лживая стерва и динамщица. Мне стало его жалко, потому-то я и начала сосать его член, — сказала Вера. — И я тоже…
— И впервые Верка не захотела со мной делиться, — пожаловалась Надежда!
— Но поделилась…
Надежда, сняв красный лифчик, стояла перед своей мамой голышом, но с дилдо. Вера, пока стаскивила юбку с Грейс, тоже оголилась. Близняшки всегда делились всем, когда были детьми и подростками. Теперь у них был общий черный член.
— Господи, только взглянув на него уже можно кончить, — сказала Вера, стоя на коленях, и заканчивая стягивать со своей мамы нижнее белье.
— Я знаю, — прошептала Грейс, вспомнив, как много лет назад, из раздувшегося члена Марка Антония Блэка, когда он закончил дрочить, потоком хлынула сперма.
— Его член остался твердым, — сказала Надежда.
— Он раздел нас, а затем сделал меня женщиной прямо на полу тренажерного зала!
— Меня тоже, — сказала Вера.
— Он брал по очереди каждую из нас. сначала было больно, но вскоре боль ушла и ее сменило удовольствие. я никогда не чувствовала себя так хорошо, — продолжала Надежда.
— Он заставил меня лечь на веру так, чтобы он, всего лишь переместив свой член на пару сантиметров вверх или вниз, мог вставить его в любую из нас.
— Он у нас тоже отлизал, — хихикнула Вера.
— Этот день изменил мою жизнь! С тех пор я знаю, чего хочу. Надежда улыбнулась и уставилась взором в далекие дали.
— А я бы и сейчас не прочь перепихнуться с чернокожими мужиками, — промурлыкала Вера.
— С толпой черных мужиков!!!
— И ты тоже, мам, — сказала Надежда, препровождая ее к кровати и ставя на четвереньки.
— Как только тренер Блэк тебе засадит.
— Марк Антоний придёт сюда?, — спросила Грейс в удивлении.
— Ааайй!, -она застонала, когда Надежда, вставив фаллоимитатор в ее киску, начала неспеша трахать свою мать. Он был хорош, очень хорош, почти так же хорош, как и реальный член. Но пластик был холодным, и в нем не теплилась жизнь. И не будет в награду горячей спермы. Как не крути, но она смогла понять, почему ее дочки-шлюхи использовали друг с другом такие игрушки, когда рядом не было черных мужчин, чтобы позаботиться о них.
— Да, мам… он был несказанно рад, когда мы сказали, что наш папа уехал на все выходные. Сейчас он на пути к нам, — сказала Надежда, пока она медленно трахала свою мать. Надежда, толкнув свои бедра вперед, и похоронив дилдо целиком в пизде мамы. Грейс ахнула от удивления и удовольствия.
— Тебе нравится, сучка? Тебе нравится, когда тебя трахают этим черным членом? — прорычала Надежда.
— Да, — прошептала Грейс в подушку. Теперь все стало понятно. Ее дочери знали, что она уйдет с работы пораньше, чтобы провести день с ними. Они пригласили парней, зная, что мама, придя домой, застукает их.
— Трахни меня, — сказала она Надежде. Дочь начата трахать ее сильнее, ее точки были так же хороши, как и толчки любого мужчины, и Грейс знала, что Надежда и Вера использовали этот фаллос друг с дружкой много раз.
Грейс взглянула через подушки на ту половину кровати, где спал муж.
— Я кончаю, — прошептал она, когда ее дочь вытащила из нее дилдо. Ее муж занимался с ней любовью прошлой ночью, и это было ничто по сравнению с грубым черным мужчиной или даже с дочерью, умело обращающейся с дилдо. Фрэнк за десять лет ни разу не заставил ее кончить. И даже до этого оргазмы были слабыми и несерьезными. — Да-а-а, — просипела она. Стоящую раком Грейс заставили опустить голову на подушку.
Ее задница начала подмахивать навстречу засунутому члену.
— Трахни меня, Надя… трахни меня хорошенько!
— Прости, мама, — сказала Надежда.
— Но тренер Блэк хотел, чтобы я взломала для него твою задницу. Надежда медленно отвела назад дилдо, пока он не высвободился и не закачался. Затем начала вводить его в анус матери. Грейс скривилась от боли, когда головка фаллоса, размером с мяч для гольфа, упёрлась в ее анус и заставила его медленно приоткрыться. Сначала было больно, а затем приятно: ничего, кроме потрясающего моря удовольствия. Надежда продолжала трахать ее в задницу в то время, как Вера разрабатывала киску мамы черным упругим фаллоимитатором.
Грейс получила свои первые впечатления от того, что значит быть одновременно нанизанной на два члена, и каковы будут от этого ощущения. И ей это понравилось… ей это очень понравилось. Это было то, что она хотела иметь в будущем от пары настоящих членов. «Если я хочу иметь их одновременно в своей заднице и киске, почему бы мне не взять еще и в рот?»
Близняшки трахали свою маму на кровати добрых двадцать минут. Грейс кончила еще несколько раз. Не было и намёка на то, что кто-то из них хотел остановиться, но громкий звон колокольчика эхом разнесся по дому.
— Он уже здесь, — наперебой констатировали дочки. Пока Надежда в спешке отстегивала ремень с дилдо, Beрa освободилась от своего, оставив его похороненным в пизде мамы. Обе девушки соскочили с кровати и сломя голову побежали вниз. Грейс рухнула на живот… затем перевернулась на спину, слушая, как девочки сбегали вниз по лестнице, чтобы позволить гостю войти внутрь. Она вытащила дилдо из своей киски, и бросила его на кровать. Послышались тяжелые шаги по лестнице. Кто-то медленно поднимался к ней, обнаженной Грейс, лежащей на супружеском ложе и ожидающей его.
За дверью спальни Грейс услышала голоса.
— Разденьтесь, тренер… позвольте, тренер, я подготовлю вас для нее. Грейс не могла определить, о чем говорили ее дочери. Там раздавались звуки, как – будто, кто-то кого-то раздевал, а затем звуки, больше похожие на те, когда из мосла высасывают мозг. Грейс ожидала в нервном напряжении в течение нескольких минут. Наконец, раздался стук и дверь в спальню медленно открылась.
Образ огромного черного члена, твердого, как камень, эрегированного и блестящего от слюны ее дочерей, переполнил Грейс.
Он был, во всех отношениях, такой же большой, каким она его помнила… или время преувеличило его размер? Этот был на несколько дюймов больше, чем у любого из четырех чернокожих парней. Чудовищный член покачивался, когда он вошел в комнату. Грейс не отводила взгляда от него, пялясь на бывшего одноклассника.
— Привет, Грейс, — сказал тренер Блэк.
— Здравствуй, Марк Антоний, — ответила Грейс, разведя ноги, открываясь для своего нового хозяина.

Марк Антоний Блэк, все еще немного мокрый после душа, в белом полотенце, обернутым вокруг широких бедер, прошёл к святая святых школы — раздевалке. Хотя он мог бы прогуляться и голым, как и недавно покинувшие школу ученики. Футбольный тренер подошел к двери своего кабинета, и уже собирался её открыть, когда услышал шум в спортзале.
— Треееенер, — раздались два женских голоска, привлекая внимание титулованной особы. Он улыбнулся, так как уже имел довольно-таки неплохое представление, кто там был. Он повернулся, вышел из раздевалки и зашел в тренажерный зал.
Его ждали близняшки Тэйлор. Надежда уже стащила с себя майку, обнажив большие полные груди. Ее соски были твердыми, но затем, когда она увидела его, они еще более заострились и возбудились. Она сохранила на себе красную юбку униформы, но стянула ее вниз, обнажив свои стринги. Вера прислонилась к своей сестре и была полностью голая, но в белых стрингах. У нее в руках была бутылка с водой и упругий черный фаллоимитатор, что он ей дал. Обе близняшки стянули с бедер вниз свои чулки на липучках, но не сняли их, как и кроссовки.
— Разве вам не хватило этих выходных? — спросил Марк Антоний, позволяя полотенцу упасть на пол. Его могучий черный член уже достаточно поднялся, чтобы привлечь к себе внимание.
— Мне никогда не надоест этот монстр, — молвила Надежда.
— Мне он нужен постоянно, — добавила Вера, облизывая губы.
— Ну и кого из вас предпочесть, чтобы дать отсосать его первой? — спросил он сам себя. — Ну же, тренер Блэк! Пожалуйста, позвольте я отсосу его первой! — промолвила Надежда. Она наклонилась вперед, и спустила юбку и стринги до щиколоток.
— Не жадничай, ты, сука! — вклинилась ее сестра.
— Вы же знаете, тренер, что я могу принять ее в горло немеренно. а она даже не сможет проглотить весь заряд. Вера провела языком вокруг головки фаллоса, дразня его. Блэк хмыкнул. Ему нравилось, когда за него дрались.
— Ну – ка, подойдите сюда… а сосите-ка вы его обе.
Надежда и Вера Тейлор скинули свою обувь и голые, пошли по направлению к тренеру. Увидев их крепкие юные тела, его член тотчас затвердел, как стальной прут прежде, чем они до него дошли. Надежда добралась до него за доли секунды. Он протянул мускулистую руку, схватил за шею и притянул ее лицо к своим губам. Их языки схлестнулись. Он почувствовал, как Вера облизывает языком его член. Вера применила отвлекающий маневр, чтобы первой отведать его член.
— Шлюха! — прорычала Надежда, когда она, перестав целоваться, взглянула вниз и обнаружила, что ее сестра уже вовсю шлифует член тренера.
— Спустись туда и помоги ей, — приказал тренер. Он переместил сильную руку к ее голове и нажал, давая понять, чтобы она опустилась на колени. Вера убрала его залупу изо рта и подтолкнула член к сестре.
— Сожалею, что так вышло с твоим отцом, — буркнул Марк Антоний.
— Хер с ним, — сказала Вера, ожидая своей очереди. Надежда отстранилась, вытерла слюну со рта, и вернула член сестре.
— Точно! Хер с ним, — сказала она, соглашаясь со своей сестрой.
— Папа был слишком строг. Да! слишком строг… и к тому же он был мудак, — Вера слизнула большую каплю преякулята с кончика члена тренера.
— Слишком фанатичный.
Она взяла член в рот и начала покачивать головой.
— Фанатичный мудак, — Надежда поднырнула под сестру и лизнула его яйца. Это был один из самых безумных уэкендов. Близняшки и его сыновья сделали неплохую работу, чтобы сломить волю Грейс. К тому времени она уже была его послушной шлюхой, когда его член лишь только собирался в нее войти.
На следующее утро, после того, как он трахнул ее два раза, наполнив вагину своим семенем, он напоследок выебал ее в жопу, Грейс стала еще большей шлюхой, чем ее дочери.
— Если это вообще возможно, — подумал Блэк, охнув, когда Вера жадно всосала в горло почти весь член. Они являлись его шлюшками уже как с пол года, и до сих пор не смогли взять в свои рты все его четырнадцать дюймов. Но это не значит, что они не пытались. Когда-нибудь они добьются успеха.
В субботу утром, ни Марк Антоний, ни три женщины семейки Тейлор даже не соизволили одеться на завтрак, за исключением того, что на Надежде был страпон, опоясывающий ее бедра. Твердый черный фаллоимитатор был еще мокрый от соков киски Веры. Затем они пожарили яичницу. Его парни объявились после завтрака, и повели ебать Грейс на второй этаж в спальню, где она испытала свое первое двойное проникновение: одновременно в пизду и в рот, и в пизду и в жопу. Тренер же провел несколько приятных часов, поёбывая Веру в то время, как ее сестра использовала дилдо, трахая им Веру в задницу.
Чтобы отдышаться, Вера перестала сосать. Немногие женщины могут глубоко и надолго удерживать член в горле. И Вера, взяв его в свой белый крошечный кулачок, быстро надрачивала его.
— Папа не придет домой, тренер, — сказала Вера, все еще дроча, в то время, как Надежда перешла от его яиц к члену, чтобы сменить сестру и отсосать у него. Субботним вечером дом Тейлоров превратился в настоящий вертеп. Вместе с сыновьями пришли их друзья. А те прихватили своих. В течение последующих суток не было никаких ограничений и не было ничего, что три женщины не могли бы сделать, как друг с дружкой, так и с восемью-десятью хуями, окружавшие их. Блэк не мог и представить, что такое возможно.
Воскресным утром вакханалия все еще продолжалась, и Грейс сделала несколько звонков, передав своим друзьям прихожанам, что она больна и сегодня не сможет посетить церковь мужа, чтобы исполнить обязанности дьякона, пока пастор Тейлор был в отъезде. Вакханалия продолжилась, но замедлилась, когда Фрэнк Тейлор этой ночью вернулся со съезда. Он припарковал свой автомобиль на улице позади нескольких прокаченных тачек с тонированными стеклами и пошел по тесной дороге, желая узнать, по какому такому поводу его семейка устроила вечеринку, и почему так громко играет этот отвратительный рэп. Звук стал громче, когда он, открыв
дверь, вошел в дом. Запах марихуаны ударил ему в ноздри.
Марк и Тони поднялись наверх и передали отцу, с каким смущением белый мужчина разглядывал сидевших в его гостиной четверых черных мужчин, куривших травку и потягивающих пиво.
— Что здесь происходит? — спросил Фрэнк. Сидевший на диване Деон ткнул большим пальцем вверх, предлагая подняться по лестнице. Находясь наверху, тренер, в полусонном состоянии, осознавал, что одна из женщин играла с его членом. Грейс расположилась по одну сторону руки, Вера по другую. Надежда лежала «ложечкой»
позади своей сестры. На ней все еще был страпон.
Он почувствовал, как растет его член. Женщины начали шевелиться, просыпаясь для двенадцатого или тринадцатого раунда… он уже потерял им счет. Дверь спальни открылась, и он предположил, что это был один из сыновей, искавший какую-нибудь свободную пизду, рот или задницу. Перед тем, как взять в рот, одна из близняшек воскликнула:
— Привет, папочка!
— Господи!!! — привстав, вскрикнула Грейс!

Марк понимал: все, что Фрэнк Тейлор мог увидеть у него, так это огромный член, торчащий из клубка белых тел и, возможно, мускулистую руку и ногу. Он сел в постели и посмотрел на ошеломлённого мужа.
— Фрэнк, я не знаю, что и сказать, — промямлила Грейс, глядя на него в ужасе.
— Грейс, я… какого черта здесь происходит… девочки какие же вы… вытащи это изо рта… Фрэнк поднял глаза и уставился в пространство. Он был бледен и выглядел больным. Г-н Тейлор, от увиденного разврата и измены, шагнул обратно в зал и упал на колени. Грейс подбежала к мужу. Тяжело дыша, тот схватился за грудь. Грейс, упав на колени, поддерживала своего мужа.
— Девочки, вызовите скорую помощь.
— Он в порядке, — сказал, подошедший, к стоящим на полу на коленях Тейлорам,
Марк Антоний.
— Думаю, у него сердечный приступ, — констатировала Грейс.
Дыхание Фрэнка участилось, когда массивный черный член почти уткнулся ему в лицо. Он попытался отвернуть голову, но его глаза продолжали таращиться на мужской пенис, который был, по крайней мере, на восемь-девять дюймов длиннее, чем его собственный.
— Он будет в порядке. Это всего лишь приступ паники. Я видел это раньше, — он позвал сыновей. Ступени заскрипели, когда Марк и Тони взлетели по лестнице вверх, прыгая через две ступени сразу.
— Ребята, вы выпроводите мистера Тейлора из дома.
— Да, пап, — сказал Тони.
Парни, взяв Фрэнка за руки, поставили его на ноги.
— Отведите его к машине.
— Мистер Тейлор, вы можете прийти домой утром, когда я закончу с вашей женой и дочерьми, — Тренер Блэк смотрел, как униженный мужчина, по-прежнему тяжело дыша, в отрицании покачал головой. После чего его сыновья потащили мужа Грейс вниз к его машине.
Марк Антоний притянул Грейс к своим ногам. Она все еще была в шоке и расстроена. Слезы катились по ее щекам. Она плакала, но ее всхлипы превратились в стоны, когда он бросил ее на супружеское ложе и впёр ей между ног. Вскоре Грейс, когда ее начали накрывать многочисленные оргазмы, уже вовсю подмахивала навстречу его снующему хую. Тренер Блэк улыбнулся, вспомнив, как до приятности туго прошлой ночью, ощущалась пизда Грейс. Две ее дочери пока были заняты тем, что сосали его член.
— Папа не вернется домой, — повторила Вера.
Близнецы поменялись местами. Надежда облизывала его член у основания и щекотала мошонку, а Вера сосала его.
— Сегодня утром мы говорили об этом после вашего отъезда, тренер, — сказала Надежда. — Говорили о чем? — спросил он. Его член набух и стал еще больше. Вера поперхнулась и вытащила его. Они вместе начали мастурбировать. Он посмотрел вниз, чтобы увидеть, как великолепные близняшки обеими руками дрочили его огромный пенис. Залупа его члена напряглась… он был готов выстрелить в любую минуту.

— Папа не вернется, — сказала Надежда.
— Мы хотим, чтобы вы заняли его место, — добавила Вера.
— Что?- спросил он, застонав, когда сперма хлынула вниз на его яйца.
— Нам нужен мужик в доме, тренер, — сказала Надежда.
— Настоящий мужик, — Надежда и Вера прижались щеками друг к другу в нескольких дюймах от залупы тренера. Она сейчас была еще более распухшей, приобретя темно-пурпурный окрас.
— Мы думаем, что вам, Марку и Антонию следует переехать к нам, — сказала Вера.
Его член взорвался. Первый мощная порция спермы ударила в лица близняшек одновременно. Они немного отстранились, и следующая порция выплеснулась на их сиськи. Вера быстро потянула его член ко рту, чтобы порция спермы выплеснулась ей в открытый рот, а другая порция хлестанула по груди. Затем Надежда проделала тоже самое. Кое-что из этого она теряла, и чтобы исключить это, она наклонилась вперед и впилась губами в его кончик. От спермы щеки раздулись как шарики, когда она залпом выпила все.
— Что вы на это скажете, тренер? — спросила Надежда, откинувшись и облизывая губы.
— Да, что скажете, тренер, — добавила ее сестра, прежде чем наклониться и слизать сперму с сосков Надежды. Тренеру Блэку даже пораскинуть мозгами об этом не пришлось. Он посмотрел вниз на близняшек и сказал…
— Без меня, меня женили, а? Ну что ж, называйте меня папочкой…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *